Фильмы о жизни социальных низов

28.12.2016

Фильмы о жизни социальных низов

Уж к чему к чему, а к жизни социальных низов сегодняшний интерес публики бесспорен.

Стекловские герои, как ни крути, и есть герои этих самых низов — Бубнов («Без солнца» по пьесе «На дне» Горького), оперативник, борющийся с мелким социальным сорняком («Плюмбум, или Опасная игра»), бармен, стойко не желающий отдать свое доходное место конкурирующей мафии («Воры в законе»), цыган («Чужая Белая и Рябой»), алкоголик-бузотер («Вам что, наша власть не нравится?!»). Стекловский герой бывает даже лишен определенного места жительства. И тогда он — бомж. Так и фильм с его участием называется.

Жизнь его персонажей — та, в которой, вспомните господина Мармеладова, бедность, может быть, и не порок, а вот нищета и живую душу убить может. Привести человека к полуживотному существованию в борьбе за выживание.

В сущности, именно это и играет Стеклов в своих социально-типажных, «низовых» ролях. Оперативник из «Плюмбума...», верящий лишь во всесилие силы и ею одной орудующий. А разве не узнаете вы «своего знакомого» в стекловском Чиженке из картины «Вам что, наша власть не нравится?!»? С воплем оголтелого самоутверждения рубит он дверь не нравящегося ему соседа, интеллигента, затюканного перепадами социальных температур, всеми этими оттепелями-заморозками. И ничего с ним, рубакой, не сделаешь. Или вам что, его власть не нравится? Власть «простого советского человека», «человека из народа»?

Четверть века назад М. Хуциев, отстаивая свое художническое право на завершение работы над фильмом, а потом и право «Заставы Ильича» на выход к зрителю, повторял как заклинание, что в центре его фильма — рабочий герой. Но жизнь не стоит на месте. И вот уже появились сленговые словечки «лимита» и «необыдлизм» — язык-то проворнее реагирует на происходящее. За плакатным «рабочим героем» мы разглядели и «собачье сердце» Шарикова — агрессивность вооруженного выхолощенными лозунгами холуя. На сцене Московского драматического театра им. К. С. Станиславского В. Стеклов играет эту роль.

В его рабочем человеке Бубнове из горьковского «На дне» (экранизация «Без солнца» Ю. Карасика) есть тоже частичка «собачьего сердца». Он и правда рабочий человек, он и правда кожу сдерет, а со дна выберется. Но кожу стекловский Бубнов сдерет не с себя одного. Он будет ползти на «дневную поверхность», отталкиваясь от голов, отпихивая в яму кого-нибудь другого, пинать, унижать. Словом, брать реванш за свое «дно», за свое унижение.

Любопытно, стекловский герой становится лакмусовой бумажкой, индикатором процессов, происходящих в социальном сознании. Его бармен из «Воров в законе» — своего рода знак вырождения некогда насильственно насаждаемого «рабочего героя». Этот крепкий, надежный рабочий парень действует прямолинейно, активно, без интеллигентских рефлексий. В своих дерзаниях всегда мы правы, так нам ли стоять на месте? Вот бармен Володя и не стоит. И действует по тем же самым рецептам. Не идет на поводу, не отступает, не покидает своего места под солнцем ни под угрозами, ни даже под выстрелами. С тем только отличием от хрестоматийно-глянцевого образа песенного героя, что бармен принадлежит мафии. А героически отстаиваемое им место под солнцем — место, так сказать, на пригреве, весьма теплое.

И все-таки это принципиально для стекловских героев — их тяга к действию, их желание и умение переломить обстоятельства и самих себя. Перемочься.

В дебюте М. Аветикова «Век мой, зверь мой» у Стеклова роль актера, играющего Пушкина. Актер репетирует на студии, а ночная «черная маруся» подъезжает к его дому. И суровые люди, минуя транспарант с силуэтом товарища Сталина, входят в комнату, на глазах сына производят обыск и арестовывают старика — отца актера. А когда он, актер, готовится к сцене дуэли, «черная маруся» затормозит около съемочной площадки... Он в гриме Пушкина. Он поэт, и за ним охотятся. Он не успеет сняться в сцене, сыграть ее, прожить... Ассистенты — или секунданты? — расчищают снег между дуэлянтами. Но они не сойдутся. Дуэли не будет. Времена не вступают с поэтами в честный поединок. Его возьмут прямо со съемок, но он успеет сказать сыну: помни, у тебя есть дед и отец. Помни и жди.

Вот это, по-моему, и есть стоицизм. А стоицизм стекловского персонажа неотделим от его упорства, его двужильности: перемочься!

Мужицкая двужильность персонажей В. Стеклова... Его крестьянин-красноармеец из картины «Вера, надежда, любовь» В. Грамматикова или запутавшийся в социальной и личной действительности пролетарий из «БОМЖА» именно этой своей двужильностью, потребностью в действии напоминают мне героев песен В. Высоцкого. Их решительность, их порыв к поступку. Может быть, потому, что сыграны они на «голубом глазу», в этакой примитивистской манере — без полутонов и акварелей, на незагрунтованном холсте...

На недавней ретроспективе фильмов А. Вайды мы увидели ленту «Без наркоза». Ее герой не из мрамора и не из железа. Пережить десяток латиноамериканских путчей и дюжину африканских революций и быть при этом в самой гуще борьбы (он журналист-международник) для него легче, чем оказаться выброшенным с социальной авансцены на обочину, за черту всеобщего внимания. Он не может без наркоза общественного преуспевания.

Стекловский герой принципиально не в центре происходящих драм. Он на обочине, он герой толпы. Толпы «кухонной», скученной, привокзальной. Он из нижних слоев общества и сыгран актером с ясным сознанием того, что низы, дно, ближе всего к фундаменту. Сыгран без отстранения от жизни. Без наркоза.

Фотогалерея:

Джонни молодой
Джонни и родные
Подруги Джонни
С Ванессой и детьми
С друзьями
С фанами и автографы
Фильмы
Фестивали, премьеры
Венецианский фестиваль 2007
Sheila Witkin Memorial Reunion Concert, 2007
Журналы
Портреты
Шаржи, рисунки
Тату
Юбилей швейцарской фирмы "Монблан"
Награды
Интервью на ТВ
Отдых на Карибах
Рабочие моменты на съемках
Статьи
Участие в клипах и шоу
Проблемы Джонни
Разное, его жилье
Разное

Фильмография:

Кошмар на улице Вязов, Взвод, Плакса, Эдвард Руки - Ножницы, Аризонская мечта, Бенни и Джун, Эд Вуд, В последний момент, Дон Жуан де Марко, Мертвец , Человек из Канн, Донни Браско, Храбрец, Девятые Врата, Жена Астронавтa, Сонная Лощина, Пока не опустится ночь, Человек, Который Плакал, Шоколад, Из Ада Кокаин, Пираты Карибского моря: Проклятие черной жемчужины , Однажды в Мексике, Тайное окно
Волшебная страна, Распутник


Полезная информация




    © johnnydeppfan.ru 2021. Все права защищены.
    Яндекс.Метрика