IPB

( | )

5 V  < 1 2 3 4 5 >  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Удачное приобретение, основа - "Эдвард Руки-Ножницы", Э, ОЖП, PG-13, миди
V
Alli
10.9.2010, 17:41
#41


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Цитата(Рони @ 10.9.2010, 18:10) *
Столько лет в одиночестве, это так жутко. Жаль его до слез.


Здесь не написано сколько Эдвард был один. Я думаю надо подождать продолжения истории и понять что случилось с Эдвардом.


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
11.9.2010, 1:20
#42


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Цитата(Alli @ 10.9.2010, 17:41) *
Здесь не написано сколько Эдвард был один. Я думаю надо подождать продолжения истории и понять что случилось с Эдвардом.
Ну как же не написано..) Они расстались с Ким совсем юными, а теперь Ким - старушка в маразме практически... Можно посчитай, ей было 16 тогда, и замок уже тогда являл собой довольно ветхое строение... а теперь Ким 70 или 80...Вот и считайте, сколько прошло лет)) В тексте всегда есть ответы на все вопросы читателя, важно уметь читать между строк и зрить в корень))


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
11.9.2010, 1:23
#43


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Цитата(Tigra_Linus_Todd @ 10.9.2010, 9:30) *
Оса, огромное спасибо. Теперь все полностью встало на свои места icon_friends.gif
Всегда рада помочь)) Этот мир для меня давно уже родным стал...)


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lupa
13.9.2010, 0:59
#44


Фанатею
***

Пользователи
118
4.8.2010
Москва
84156



Первое, что я осознала, проснувшись - у меня невозможно затекла шея. Мельком удивившись тому, как мне удалось заснуть на той жесткой поверхности, которую я сейчас чувствовала под собой, я открыла глаза. И тут же закрыла. Потому что надо мной нависало чье-то лицо. Без паники, – приказала я себе, - думай, думай, откуда тут взялось это лицо, а главное – что ты делала вчера. Вчера я ловила маньяка…

И в памяти начала всплывать вся столь богатая на события прошлая ночь. Я подкараулила маньяка… Только это оказался вовсе не маньяк… Странный сломанный механизм… человек… Он назвал себя человеком… Он рассказывал мне о себе… Как его зовут?..

- Эдвард.

- Доброе утро, - прошелестел он, и я удивилась странно светлому выражению его лица. Словно он видел или слышал нечто необыкновенно приятное. Хотя что может быть приятного в моей опухшей со сна физиономии? Или дело в том, что я назвала его по имени? Или в том, что рядом с ним впервые за долгое время оказалось живое существо?

Рядом?

Тут до меня начало доходить… Вчера я заснула, не дослушав до конца. И теперь лежу головой на чем-то жестком… у него на коленях.

Собрав все эти своевременные соображения в кучу, я довольно резво подскочила, едва не опрокинув Эдварда. Чтобы удержаться, он сильнее склонился вправо, загремев по полу кружкой, которая так и осталась висеть у него на «пальце», и проехавшись ладонью по коричневой жиже, натекшей из нее.

- Простите за кофе… вы спали, я не хотел вас будить, и пришлось…

- Да ладно, здесь так грязно и сыро, что лишняя лужа практически незаметна. Это мне резон извиняться – из-за меня ты, небось, сам не выспался.

- Я не нуждаюсь во сне.

Я кивнула – андроидам сон совершенно ни к чему. Разве что батарейки подзарядить…

- Эдвард, а у тебя есть батарейки?

- Нет.

- А на чем ты работаешь?

- Работаю? Я подстригаю кусты, делаю ледяные статуи…

Я поняла, что мы с ним малость не поняли друг друга.

- В смысле, что тебе нужно для жизни?

Он пожал плечами.

- Не знаю. Ничего.

Это прозвучало так… короче, мне не понравилось, как это прозвучало. Я вздохнула и подняла голову. День обещал быть ясным и солнечным – сквозь окна пробивался ласковый золотой свет. На одном из подоконников примостился Тифон, греясь в первых утренних лучах. Я снова вздохнула.

- Но, надеюсь, от завтрака не откажешься? И не надо мне выкать, я не такая уж старая. Скорее, это ты постарше меня будешь. Лет на сто.

- Не откажусь. Не буду… сто лет?

- Ну, судя по одежде в комнатах, тебя создали еще в позапрошлом веке. Но это неважно. Посиди тут… или… а пойдем-ка наружу!

Я бесцеремонно подхватила Эдварда под руку и потащила на выход.

Пристроив своего гостя под кустиком, я вернулась за вещами и провиантом. Лужи на полу почти высохли, и сейчас дом выглядел куда приветливее. Или это потому, что в нем, как оказалось, кто-то живет? Я не знала. Только понимала каким-то внутренним чутьем, что отныне ничего уже не будет, как было. И будет только лучше. Занятно, прежде подобное ощущение появлялось, только когда я навещала Дару и Ба. Побросав вещи в рюкзак и прихватив постель, я вернулась к «стоянке» в саду.

- Пересаживайся, на земле сидеть неполезно, - я махнула в сторону разложенной пенки и отправилась колдовать над завтраком. – Сосиски любишь?

- Наверное.

Я кивнула.

- Значит, сосиски. Все равно у меня больше ничего нет. Черт, опять придется ехать в магазин!

Кофейник булькал, сосиски скворчали, а я думала, что жизнь вроде бы налаживается.

- Вот, - сказала я, ставя на доску, заменявшую стол, тарелку с аппетитно-румяными сосисками, кофейник и прочие милые сердцу мелочи, вкупе составляющие один из традиционных завтраков туриста. – Надеюсь, с кружкой управишься сам? А то так есть хочется, что переночевать негде.

Эдвард вскинул непонимающие глаза. Предупреждая дальнейшие вопросы, я пояснила:

- Просто присказка. Ну, так как?

- Управлюсь.

- Вот и славно.

Я подцепила сосиску на вилку, мазнула ею по блюдцу с кетчупом и откусила чуть ли не половину. Вторым укусом я прекратила ее существование на бренной земле, зажевала хлебом и заполировала это дела изрядным глотком кофе. Утолив таким образом первый голод, я принялась наблюдать за действиями Эдварда. Он нанизал сосиску на лезвие, но оно оказалось слишком широким и острым и прорезало ее насквозь. Сосиска упала на траву – к вящей радости караулившего неподалеку Тифона.

- Извини… - я практически услышала проглоченное «…те».

- Фиг с ней, с сосиской, я заныкала еще пару на случай… - очень хотелось сказать «атомной войны», но мне вовремя пришло в голову, что это выражение вызовет еще не один вопрос, поэтому я просто широким жестом обвела импровизированный стол рукой и попросила не стесняться.

Вторая сосиска не слетела с лезвия, зато проскочила аж до самой кисти. В конце концов, мне надоело смотреть на мучения Эдварда, я отставила наполовину опустошенную кружку и сдернула чертов полуфабрикат. Эдвард выжидательно уставился на меня, и я снова подумала, до чего он похож на того, другого…

Тут мне пришла в голову одна идея.

- Так. Давай отвлечемся от пищи телесной и обратимся к духовной. Давным-давно не помню кто поведал мне притчу. Подозреваю, что она докатилась до него через десятые руки и уже весьма отличается от оригинала. Короче, я понятия не имею, кто ее рассказал изначально – Конфуций, или какой другой шибко умный китаец, но случилось так, что мудрец попал на тот свет. И ему подвалила удача побывать по очереди в аду и в раю. Ад представлял собой столовую с кучей столов, заваленных вкуснейшей снедью, но грешники все как один были несчастными, оборванными и голодными. Потому, что взять эту пищу можно было только специальными палочками – фута этак в три длиной. И грешники никак не могли положить эту пищу себе в рот. Они дрались друг с другом, изобретали множество способов насытиться (ни один не работал) и, в целом, производили удручающее впечатление. Затем мудрец попал в рай. Там было все то же самое, за одним исключением: праведники были сыты, опрятны и довольны. В чем был их секрет? Очень просто – они кормили соседа напротив. Думаю, мораль этой истории в том, что настоящие ад и рай сокрыты в нас самих, но в данном случае моральный аспект меня мало волнует. Как ты смотришь на то, чтобы воспользоваться примером праведников?

Я перевела дух и посмотрела на Эдварда. Он выглядел слегка испуганным.

- Может, не стоит? Я могу тебя поранить… Сильно.

- Не беспокойся, - отмахнулась я, - умением есть с ножа я виртуозно овладела в походах, так что если не начнешь дергаться, все будет просто прекрасно.

И, не дожидаясь его ответа, наколола сосиску на свою вилку и сунула ему под нос. Эдвард смешно вытянул губы и откусил кусочек. Прожевал. Слабо улыбнулся.

- Вкусно.

- Теперь моя очередь.

Он подцепил сосиску на указательный «палец» и осторожно поднес ее к моему лицу. Я почти чувствовала его огромное напряжение, словно оно передалось через почву. Лезвие не дрожало, Эдвард сидел спокойно, но мне вдруг показалось, что он все силы положил на эту каменную неподвижность. Что совершенно никуда не годилось. Я не стала затягивать представление, грозившее обернуться пыткой, и, не мудрствуя лукаво, отмахнула от сосиски приличный шмат.

- Видишь, как здорово! А ты боялся. – Я прожевала и широко улыбнулась.

Вы когда-нибудь видели, как улыбаются глазами? Знаю, видели, и не раз. Книжные штампы набили оскомину, киногерои норовят что-то такое изобразить, можно увидеть как близкие и родные искрятся весельем, если вы даете себе труд это заметить. Но я никогда не думала, что улыбка может соперничать с солнечным весенним утром. До сегодняшнего дня. Да, скажите, что это тоже избитая метафора. Вас там не было.

А я была.

- Кетчупа? Хлеба? – поинтересовалась я.

Он помотал головой.

- А тебе?

- Тоже обойдусь.

И мы сидели, взапуски ели сосиски, весело переглядывались и улыбались друг другу

Он улыбался забавно, лишь уголками губ, будто опасаясь выпускать в мир банальные улыбки, когда можно подарить ему настоящее сокровище. А я буквально купалась в этой внезапно зародившейся радости и испытывала странную гордость, оттого что вся она досталась одной мне.

В эти минуты он меньше всего походил на андроида.


--------------------
У д'Артаньяна кончились деньги, улицы, у д'Артаньяна кризис прожитых лет,

На подоконнике комнаты квохчет курица, и не осталось искренних на земле...


(с) Габриэль ака Кэп
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
13.9.2010, 1:40
#45


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Lupa! Жду продолжения истории yes.gif


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
13.9.2010, 3:55
#46


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Дальше, дальше)))))


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Рони
13.9.2010, 16:59
#47


Знаток
****

Пользователи
406
2.8.2010
Северный Урал
84155



Каждый раз получаю огромное удовольствие.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
13.9.2010, 18:38
#48


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Жду дальнейшего продолжения истории!!!!!!!!!!!!!!!!!


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Tigra_Linus_Todd
13.9.2010, 23:50
#49


Знаток
****

Модераторы
606
4.9.2010
Владимирская область
84177



Lupa, спасибо огромное! Шикаарно. Ждем продолжения :))


--------------------
welcome to the grave! Sweeney's waiting... "Sweenеy Todd"
У меня всегда есть план! "Бенджамин Лайнус"
Praemonitus praemonitus - Кто предупрежден, тот вооружен *Капитан Блад*
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lupa
17.9.2010, 13:17
#50


Фанатею
***

Пользователи
118
4.8.2010
Москва
84156



Наконец, с завтраком было покончено, и я получила долгожданную возможность попристальнее разглядеть Эдварда при свете дня. Более всего меня, конечно, занимала поврежденная рука, да и нога требовала внимания. Черный его костюм был порван в нескольких местах, бляхи на ремнях погнуты, а сам он казался припорошенным белым порошком. Даже в густой черной гриве запутались крупинки, создавая впечатление седины, удивительным образом контрастирующей с молодым или, скорее, вневозрастным лицом. На фоне всего этого его глаза, казалось, жили отдельной жизнью, ярко выражая каждую возникающую в душе эмоцию.

- Какой-то ты пыльный, - заметила я. – Живешь на чердаке?

- Да.

- И рука… там осталась, да? – озвучила я новую догадку.

- Да.

Я подумала о мастерской в задней части дома.

- Вставай. Прогуляемся до твоего чердака.

Пока Эдвард возился, поднимаясь, я сбегала к машине за мотком крепкой веревки.

- Ты знаешь, где там опасные участки? – спросила я, пропуская Эдварда вперед себя в дом.

- Нет, но я почти не хожу по чердаку. Только в правой части. Там безопасно. А рука – в левой.

- Угу.

Из-за ноги Эдвард шел довольно медленно, поэтому на лестнице я его обогнала. Перед входом на чердак я остановилась и, в ожидании, пока он дотелепает до площадки, крепко обвязалась веревкой и защелкнула карабин. Потом обмотала веревку вокруг перил и закрепила второй конец на талии подошедшего Эдварда.

- Твоя задача – удержаться на ногах и не дать мне упасть, если подо мной провалится пол.

О том, что будет, если на меня обрушится потолок, я старалась не думать.

- В… тебе не нужно ходить туда… из-за меня, Габи. Это…

- Опасно, я в курсе. И очень глупо, да. Но знаешь, я никогда особым умом не отличалась.

Я ободряюще улыбнулась, похлопала Эдварда по плечу, подняв облачко пыли, и, пытаясь выкинуть из головы его отчаянно-умоляющий взгляд, шагнула на чердак.

Осторожно ступая по угрожающе провисающим доскам, я размышляла, какого же черта я принимаю такое участие в человеке, да и не в человеке даже, которого знаю меньше двенадцати часов и которого недавно собиралась пристрелить, как бешеную собаку. Ответа на этот вопрос не находилось. Хотя, может, все дело в моем нерастраченном материнском инстинкте? Дара далеко, Тифон на роль младенца ну никак не подходит, а тут буквально под боком оказывается нуждающееся в помощи существо. Робот он там или нет, но действовал он, как человек. Как будто у него есть душа: робкая и одинокая. Вот меня и заколбасило….

От этих мыслей у меня пухла голова.

Чердак был велик и полуразрушен. Крыша явно держалась на соплях, несмотря на многочисленные подпорки. С полом было чуть получше – во всяком случае, ни одна доска подо мной даже не треснула. Издалека приметив наиболее здоровенную кучу из прогнивших стропил, черепицы и кусков штукатурки, я направилась прямиком к ней.

Место, где завалило Эдварда, я нашла почти сразу. Там на полу было коричневое пятно. Кровь… Но откуда? Нет, глупости, смазка какая-нибудь или что там у него… топливо. Я принялась аккуратно отваливать куски черепицы. Тянулись минуты, в проникающих сквозь дыры в крыше солнечных лучах плясали пылинки, а проклятая рука никак не желала находиться…

- Вот зараза. - Я напоролась ладонью на острие, - здравствуй, столбняк…

- Что случилось? – Эдвард переминался на пороге, но не решался войти, видимо, памятуя о моих инструкциях.

Я отмахнулась.

- Руку твою нашла. Не ходи сюда.

Выудила из кармана платок, перевязала ладонь. Порез оказался длинным, но неглубоким. Заживет быстро, но болеть будет, как сволочь. Потом раскидала еще несколько обломков, освобождая лезвия и кисть. Теперь была очередь балки, которая и прижимала эдвардову руку предплечьем к полу – острый край размозжил механизм и фактически отрезал ее подобно гильотине. Балка оказалась тяжелой, но в итоге я ее сдвинула. Мне было проще, так как я вытаскивала руку с другой стороны.

- Вот. – Я гордо помахала трофеем перед Эдвардом. – Посмотрим, что можно сделать.

- Ты порезалась? – Он выглядел таким виноватым, будто лично покромсал меня в лапшу.

- Да, рука была такая грязная, что я бы ее и не заметила, если бы не порезалась. И не надо на меня так смотреть. Обычный несчастный случай, никто от такого не застрахован. Разве если я спрыгну с моста, в этом виноваты его строители?

Эдварда помотал головой, и взгляд его прояснился.

- И ты… можешь ее починить?

- Понятия не имею. – Я пожала плечами. – Нужно будет как следует в ней поковыряться, так что потопали-ка мы в мастерскую. К тому же, там наверняка есть запчасти.

И мы потопали в мастерскую.

На месте я подтащила верстак поближе к окну и помогла Эдварду на него взобраться. Самый поверхностный осмотр дал понять, что в одиночку, да еще без серьезных инструментов я с этим не справлюсь. Нет, с культей было все в относительном порядке, но вот в оторванной руке все «внутренности» сплющило и перекорежило, а погода довершила начатое - они слиплись в отвратительную мокрую и ржавую массу.

- А это что? – я показала на потрескавшуюся каучуковую трубку на конце культи, пережатую стальным зажимом.

- Мммм… оттуда идет кровь.

- Как это? - не поняла я.

- В этой трубке моя кровь.

Я недоверчиво уставилась на Эдварда - он ответил мне спокойным и ясным взглядом.

- Ты не против, если я проверю? Я не буду снимать зажим, только чуть ослаблю.

- Если так нужно…

- Вот и славно.

Я нажала на концы зажима, его бранши чуть ослабли, и на поверхность верстака упали густые алые капли. В испуге я перекрыла трубку обратно. Неужели правда? Я мазнула по капле кончиком пальца и поднесла ко рту. Знакомый медно-солоноватый привкус. Кровь. Как это может быть? Ну, как? Вся моя предыдущая жизнь, весь мой технический опыт в один голос кричали, что так не бывает. Однако же вот он, Эдвард, лежит передо мной, и где-то в его механическом теле пролегают резиновые трубки, наполненные вполне настоящей кровью. Либо предельно достоверной ее имитацией, но в эту версию верилось слабо.

Я взглянула на трубку новым взглядом – и ужаснулась. Она вся была покрыта трещинами. Я знала, что срок службы резины невысок, со временем она разрушается. И, кажется, эта трубка находится на пределе своей прочности. Нет оснований считать, что остальные тру… сосуды выглядят лучше. А это означает, что если в ближайшее время не сделать полную замену, Эдвард просто-напросто… истечет кровью.

Меня передернуло.

- Полежи здесь немного, ладно? – Я ласково улыбнулась тревожно глядевшему на меня Эдварду. – Я быстренько позвоню кое-кому и сразу вернусь.

Через маленькую заднюю дверь я вышла в сад – в доме телефон ловил отвратно, толстый камень глушил волны за милую душу – и набрала номер Ларри.

- Здравствуй, свет очей моих! – радостно пробасило в трубке. – Что-то еще случилось?

- Ларри, - укоризненно ответила я, - по-твоему я не в состоянии позвонить тебе просто так, без повода?

- Неа, - отозвался Ларри. – Крайний раз, когда ты звонила мне без повода, у меня был день рожденья. Упс, это ведь тоже повод!

Ларри довольно расхохотался. Я пожала плечами, признавая его правоту, словно он мог меня видеть.

- О`кей. Скажи мне, ты ведь не только в машинах разбираешься?

- Я разбираюсь во всем, что можно разобрать, - ответил Ларри и загоготал над собственным каламбуром. – А что именно тебя интересует?

- Понимаешь, я тут обнаружила один интересный… механизм. Он в рабочем состоянии, но немного сломан. Нужен серьезный ремонт, возможно, с заменой запчастей. Вот я и подумала…

- Мой ответ – да! Ты меня заинтриговала, чертовка. Какие механизмы могут быть в старом доме? Я даже готов прибыть пораньше.

- Насколько пораньше? – я ощутила приятное возбуждение: все складывалось как нельзя удачно.

- Через пару дней. И прихвачу с собой всех сразу: и механиков, и строителей.

- Спасибо, Ларри. Я твой должник.

- Да брось. Какие счеты между нами! Пока, детка.

- Пока.

Я вернулась в мастерскую. Эдвард все так же лежал на верстаке, едва подергивая лезвиями на уцелевшей руке.

- Нервничаешь?

- Я… ты можешь вернуть мне руку?

Я поняла, что этот вопрос волновал его с самого начала. Конечно же, он нервничал. Занервничаешь тут, когда тебя осматривают, проверяют, идет ли у тебя кровь, а потом вдруг исчезают в неизвестном направлении. Сразу воображение рисует разные ужасы.

- Извини, - я покачала головой. – У меня не хватит умения сделать это в одиночку. Поэтому я вызвала друзей. Вот они-то уж точно смогут все починить и вообще сделают полный осмотр и ремонт. Но ногу я, возможно, подлатаю сама.

С ногой, на самом деле, не было никаких проблем – просто погнулся штырек поршня, проходящего в икре и сгибающего ее в колене. Нет, там было погнуто кое-что еще, но ходить мешало именно это. Так что я притащила из машины недостающие инструменты (в мастерской, к сожалению, было далеко не все) и в десять минут все выправила. Припаять же наполовину оторванный кусок металлической оболочки у меня возможности не было ввиду отсутствия электричества. Его я тоже выровняла и не придумала ничего лучше, нежели обмотать изолентой. Позже Ларри разберется с этим, а пока и так сойдет. Напоследок я зашила прорехи в коже суровой ниткой.

- Ну вот, как новенький. Принимай работу, - похвасталась я. – Танцевать не сможешь, и прыгать не советую, но ходить будешь, как прежде. Только постарайся ни на что не наткнуться, там все-таки осталась дыра.

Эдвард осторожно свесил ноги с верстака и спустился на пол. Сделал шаг, другой. Я удовлетворенно улыбнулась – хромота исчезла.

- Спасибо. – Он посмотрел на меня своими невозможными глазищами, и я вдруг смутилась, как семилетняя пацанка, застуканная папой в окне второго этажа, куда я клала цветы для мамы. – Почему ты мне помогаешь?

- Ээээ… ну-у-у…

Если б я знала! Не в силах больше выдерживать этот испытующий взгляд, я честно ответила:

- Не имею ни малейшего понятия. Сама у себя спрашиваю. Наверное, потому что тебе нужна помощь, а я могу ее оказать. – Другого ответа не придумалось, но, похоже, Эдварда и этот устроил. Во всяком случае, я не заметила, чтоб он огорчился.

Мы вернулись в сад. Я тащила инструмент обратно в автомобиль, а Эдвард просто шел рядом. Сначала он хотел тоже взять с собой что-нибудь, но я напомнила ему про ногу.

- Вот что мне с тобой делать, интересно? – размышляла я вслух, пока мы возвращались. – Пристроить тебя как часть аттракциона, что ли?

- Какого аттракциона? – Эдвард остановился на крыльце.

- Ну, я ведь купила этот дом специально, чтобы переделать его в отель для любителей всяких ужасов и совместить с аттракционом «дом с привидениями». Я видела нечто подобное в Окленде, но здесь красивее. И теплее.

- Купила? – удивился Эдвард, проходя в дом следом за мной. – Но это мой дом. Я тут живу.

- Живешь, - усмехнулась я, - только знают об этом два человека. Плюс местные жители на уровне сплетен. Нет, это мой дом. Он оформлен на мое имя со всем содержимым, в которое, между прочим, входишь и ты.

Эдвард нахмурился. Невероятно, но, кажется, он начинал злиться.

- Это мой дом. Никому не было до него дела. Никто, кроме меня, не ухаживал за садом.

- Но это не значит, что у тебя есть на него права, - возразила я. Кажется, я тоже начала злиться. – Тебя вообще официально не существует. Ты – выдумка, миф, городская легенда.

- Я существую.

- А какие у тебя доказательства? Удостоверение личности? Водительские права? Медицинская страховка или, может, социальная?

- Но я же стою перед тобой…

Эдвард выглядел таким растерянным, что я почти притормозила. Но только почти. Потому что в следующий момент я закусила удила и меня все-таки понесло:

- Это ты сейчас стоишь. А если бы я тебя не подкараулила, так бы и таился по углам до последнего. Чтобы мир знал о твоем существовании, надо жить в нем, а не рядом с ним! – я практически кричала. – Надо и самому что-то делать, чтобы узнать его. А ты как улитка: высунулся, получил по рогам, испугался и забился обратно, да еще и заперся. Думаешь, этого достаточно? Думаешь, после этого ты узнал мир? Да ты ни черта не знаешь!

Я наступала на Эдварда и, несмотря на то, что он был повыше, умудрялась нависать над ним.

- Это правда, - от его голоса повеяло застарелой болью, - я знаю только, что люди не любят тех, кто от них отличается. И еще люди не верят в установленные ими же правила, говорят одно, делают другое, а думают третье.

Я застыла, пораженная столь длинной речью, которую я меньше всего ожидала услышать от этого тихони.

- Да нет, оказывается, ты очень хорошо знаешь мир… Тогда послушай, что я тебе скажу. Я зарабатывала деньги потом и кровью, я продала родительский дом, чтобы купить эту развалюху. Я влезла в долги, я пашу как проклятая, я полгода не видела дочку. И ты смеешь утверждать, что это твой дом, потому, видите ли, что ты тут живешь? Да ты никто, и звать тебя никак!

- Меня зовут Эдвард, - твердо ответил он.

И, словно в подтверждение своих слов, он резко взмахнул рукой – той, что с ножницами. Мы стояли слишком близко друг к другу… Забывшись, я автоматически вскинула руку, ставя привычный блок, и острые лезвия мазнули по предплечью. Я и глазом моргнуть не успела, как, будто по волшебству, на коже набухли кровью и разошлись три глубоких пореза. Эдвард ахнул. У меня перехватило дыхание. Как в замедленной съемке я смотрела на него, видела плещущийся в его глазах ужас, видела собственную кровь, собирающуюся в густые капли на кончиках опущенных вниз ножей. Наконец, я отмерла, развернулась и выскочила на крыльцо.

Порезы кровоточили, но мне было плевать. Трясущимися руками я вытащила пачку. Долго мусолила в пальцах сигарету, вспоминая, что нужно сделать, чтобы ее зажечь. Чиркнула зажигалкой и выкурила ее в три глубоких затяжки, не останавливаясь, потянулась за второй…

Что ж, это было достойное завершение той безобразной сцены, которую я сама же и устроила. А так невинно все начиналось… И чего я так разозлилась? Потом вспомнила, как ужаснулся Эдвард тому, что наделал. Правда, это была, скорее не его вина, а моя… Меня внезапно пронзило тревожное предчувствие. Влекомая им, я заскочила в дом и ринулась вверх по лестнице.


--------------------
У д'Артаньяна кончились деньги, улицы, у д'Артаньяна кризис прожитых лет,

На подоконнике комнаты квохчет курица, и не осталось искренних на земле...


(с) Габриэль ака Кэп
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
17.9.2010, 14:20
#51


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Теперь Эдвард будет приведен в рабочее состояние, и сможет снова заняться своим любимым делом.


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
18.9.2010, 2:26
#52


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Цитата(Alli @ 17.9.2010, 14:20) *
Теперь Эдвард будет приведен в рабочее состояние, и сможет снова заняться своим любимым делом.
До этого ещё далековато... )


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
18.9.2010, 2:34
#53


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Цитата(Оса @ 18.9.2010, 3:26) *
До этого ещё далековато... )


я думаю, что как раз самое время icon_friends.gif


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
18.9.2010, 2:38
#54


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Терпение, терпение... Не всё так просто. По законам жанра ещё рано!


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
18.9.2010, 2:41
#55


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Lupa! Жду продолжения истории :).


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lupa
24.9.2010, 15:46
#56


Фанатею
***

Пользователи
118
4.8.2010
Москва
84156



Как и ожидалось, Эдвард обнаружился на чердаке: он стоял возле разбитого окна, всей своей несуразной фигурой воплощая какую-то обреченность, ощущаемую даже на расстоянии. Наплевав на грозящие проломиться под моим весом доски, я подлетела к нему и вцепилась рукой в плечо.

- Что это ты задумал?

Он будто не расслышал.

- Эдвард! – позвала я чуть громче.

- Он лежал там, - невпопад отозвался он.

- Кто? – почему-то шепотом спросила я.

- Человек, которого я убил.

Я не нашла ничего лучше, чем ляпнуть:

- Так это правда?

Он чуть повернулся ко мне и очень внимательно посмотрел. Я невольно поежилась и остро захотела откусить свой болтливый язык.

- Правда, - ответил он так тихо, что я разобрала слово только по артикуляции.

Я придвинулась поближе и тоже посмотрела вниз. Там был заброшенный фонтан с торчащим посередине кустом в виде кисти. Никаких следов не осталось, только осколки стекла под самой стеной выдавали, что из окна все же кто-то выпал. Я машинально стерла с левого предплечья щекочущие струйки крови и задала вопрос, который интересовал меня больше всего на свете:

- Почему?

- Он угрожал… ей. – Теперь Эдвард совсем отвернулся от окна, и в наступающих сумерках я никак не могла разглядеть выражение его лица.

Ей… та девушка, о которой мне рассказывали в городке, старушка в супермаркете… Ким. Моя рука по-прежнему лежала у него на плече: я слегка сжала ее и положила вторую ладонь ему на грудь, прямо напротив того места, где должно располагаться сердце. Он вздрогнул и, как мне показалось, выжидательно на меня посмотрел.

- Знаешь, - начала я, глядя ему в глаза, ярко блестевшие на укрытом тенью лице, - в одной книге я вычитала, что любовь – это когда ни о чем не нужно жалеть. Не жалей ни о чем, Эдвард. И не вини себя.

Он покачал головой.

- Я лишил человека жизни. Я – убийца, и это не исправить.

Я опустила голову и задумалась, не зная, что еще можно сказать. У меня никак не получалось воспринимать его как убийцу, несмотря на «разрекламированный» местными жителями образ маньяка с лезвиями, но формально он был прав. Поэтому аргументы хотелось подобрать железобетонные. К сожалению, все, что приходило на ум, скорее, напоминало белые пушинки одуванчика, разлетающиеся от легкого дуновения ветерка. А потом я вновь посмотрела в эти страдающие глаза на словно бы неживом бескровном лице - и слова полились само собой.

- Послушай меня, ты не убийца, - я вложила в эту фразу всю искренность, которая когда-либо рождалась в моем сердце. – Ты сделал то, что должен был. Если бы кто-то угрожал моей семье, я разорвала бы его на мелкие кусочки, и ни на секунду бы не засомневалась в правильности своего поступка. Это нормально – защищать тех, кто тебе дорог, тех, кого любишь. За это никто не осудит. И тем более нельзя осуждать самого себя. – И без всякого перехода спросила, - Хочешь, я посижу тут с тобой?

Эдвард ответил не сразу, очевидно, ошеломленный моей пылкой речью.

- Всю ночь?

Я улыбнулась.

- Всю ночь. Только схожу за пледом, а то по ночам пока что зябко. И за сигаретами – ты не против?

- Нет, не против. – Он потоптался и добавил, - Спасибо. Ты не сердишься на меня за...? – он скосил глаза на порезы.

Я помотала головой.

- Сама виновата. Ладно, подожди, я скоро вернусь.

Окрыленная, я скатилась по ступенькам вниз, наскоро полила на раны йодом, стискивая зубы и тихонько шипя разнообразные ругательства, перевязала руку и заметалась, хватая плед, фонарь, запечатанную пачку сигарет и консервную банку, служившую пепельницей. Подумав, прихватила еще и гитару – вроде бы ему понравилось, как я играю, судя по царапине на корпусе. Еще подумав, взяла пачку галет, упаковку вяленого мяса и початую бутылку местного вина, потому как ужин я, видимо, сегодня благополучно пропускала. И поскакала обратно наверх.

Эдвард стоял там, где я его оставила. Не церемонясь, я опустилась на лежбище, которое он себе устроил в заброшенном камине, и похлопала рядом с собой.

- В ногах правды нет. Иди сюда. - Пока я собиралась, мне пришло в голову, что неплохо бы обсудить всю эту ситуацию с домом, из-за которой и разгорелся сыр-бор. Так что с этого я и решила начать, благо, впереди была вся ночь, чтобы наизвиняться за сказанные в пылу спора гадости и решить, что делать дальше.

Он неловко подошел по скрипящим половицам, а я подумала, что стоит перенести его убежище вниз, пока чердак не починят строители, потому как если Эдвард загремит вниз с такой высоты, то его даже сам Ларри не соберет.

Эдвард сел рядом, взмахнув для равновесия руками и вытянув покалеченную ногу вперед. Я помялась… и как в холодную воду:

- Я хотела поговорить насчет дома. – Он насторожился. – Ты прости, за то, что я сказала. Я так не считаю, на самом деле, просто ты меня очень разозлил. Я знаю, что ты существуешь, что ты настоящий. Но все-таки официально ты нигде не числишься, поэтому дом считается нежилым. Поэтому его продали мне. И богом клянусь, его покупка была самым правильным поступком, который я совершила за всю свою непутевую жизнь. Потому что иначе бы я не встретила тебя. А это – самая лучшая встреча за всю мою непутевую жизнь.

- Правда? Лучшая встреча… со мной?

Я улыбнулась.

- Ну, да. Представь, что дом достался бы кому-нибудь другому. Какому-нибудь дельцу, который сровнял бы его с землей, а тебя отправил бы на помойку или разобрал к чертовой матери.

В глазах Эдварда отразился самый настоящий ужас.

- Разобрал? Вот так? Я же… живой.

Я вытащила зубами пробку из бутылки.

- А ему плевать. Людям обычно плевать друг на друга. Да если бы он только заподозрил, что ты можешь помешать ему получить прибыль, он бы тебя в бетон закатал.

- В ка-какой бетон?

- Из которого сделал бы фундамент для многоэтажного гаража, строящегося на месте твоего дома. – с этими словами я отхлебнула глоток прямо из горлышка.

Тут я заметила, что Эдвард дрожит, и поделилась с ним пледом.

- Но так нельзя, - пробормотал он, - это неправильно. Это же мой дом.

Я вздохнула. Ну, как объяснить ему, что этот мир, по большому счету, большая лужа дерьма, и чтобы выбраться оттуда, надо цепляться зубами и когтями, выгрызая себе место под солнцем. Или иметь крылья, чтобы парить в небе… как он. Хотела бы я не знать жестокости этого мира. Эдвард лишь коснулся этой мерзости – и уже опалил крылья... я взглянула на его культю… и потерял перья.

- Да ты не бойся, - нарочито бодро заявила я. – Это же не случилось… и уже не случится. Вот увидишь: отремонтируем дом, починим тебя – и все наладится. Туристы будут жить в номерах и радоваться аттракционам, а ты будешь спокойно заниматься любимым делом – стричь кусты, вырезать фигуры изо льда. Закажем лед, его привезут с гор…

- Не нужно привозить, - заметил Эдвард, - он сам появляется.

Я удивилась.

- Как это сам?

Он пожал плечами.

- Не знаю. Просто сам. А ты?

- Что я?

- У тебя тоже есть кто-то, кого ты… любишь?

Я улыбнулась и, достав из внутреннего кармана бумажник, вытащила из него фотографию.

- Есть. Дочка, ее зовут Дара. Вот она, смотри. – Я поднесла фото поближе к его лицу, чтобы он мог разглядеть.

Эдвард внимательно рассмотрел портрет Дары.

- Красивая.

– Она замечательная. – Я убрала фотку обратно. - Еще бабушка. И… был один человек… мы любили друг друга. Но он – перекати поле: всегда в дороге, никогда не сидит на одном месте. Я была такой же, пока не родилась Дара. Тогда я захотела осесть на одном месте, чтобы у нее был свой дом. А он… он не захотел. И мы расстались. Иногда бывает очень трудно удержать того, кого любишь.

- И еще труднее отпустить, - тихо закончил Эдвард.

- Да ты философ! – усмехнулась я.

Я подняла глаза и внезапно встретилась с ним взглядом. Так мы смотрели друг на друга какое-то время, словно обмениваясь мыслями в подступающей темноте, освещенные одним лишь голубоватым светом галогенового фонаря.

- Какая она была? – то ли спросила, то ли только подумала я.

- Чудесная. Самая прекрасная на свете. Самая добрая.

Эдвард отвернулся.

- Он был сильным, добрым и веселым, – продолжила я. - С ним я чувствовала себя свободной, как птица… Мы колесили по дорогам, нигде не задерживаясь надолго. Пели, танцевали… Потом родилась Дара, и я вернулась домой. И однажды он ушел. Ни записки, ни слова. И ничего не осталось.

Я вдруг поняла, что ни с кем еще ни разу не говорила об этом. Бабушка не поняла бы меня, а Ларри… это Ларри

Повинуясь внезапному порыву, я ткнулась Эдварду в плечо.

- Теперь понимаешь, почему мне так нужен этот дом? Это будет замок, который я подарю дочери. Чтобы она всегда была со мной… Чтобы больше никогда не рвалась эта нить… Понимаешь? Там, в сердце, такая тонкая нитка, она натягивается до предела, а потом рвется, и так больно…

- Я понимаю, - просто ответил он.

Негромко звякнули лезвия, когда он уперся ладонью в лежанку и обнял меня покалеченной рукой. А я неожиданно для себя расплакалась, бессвязно повторяя:

- Так больно… так больно…

Наконец, слезы иссякли, и я уже корила себя за это проявления слабости. Вывернувшись из-под руки Эдварда и выпрямив спину, я спросила:

- Хочешь, я тебе сыграю? Я не ахти какой музыкант, но кое-что умею.

- Сыграй, - согласился он.

- Все равно что? – уточнила я.

Он кивнул, и я достала гитару из чехла.

Так мы и просидели всю ночь. Я играла, пока пальцы не запросили пощады, изредка прихлебывая оказавшееся неплохим вино, а Эдвард сидел и задумчиво глядел на фонарь, в стенки которого бились жирные и мохнатые ночные мотыльки. Ближе к утру глаза у меня начали слипаться.

- Ох, Эдвард, похоже, я не сдержу обещание, - сонно проговорила я.

- Не страшно. – Он стряхнул с плеча плед и встал. – Ложись.

Я не заставила себя уговаривать, забралась с ногами на продавленную кровать и завернулась в плед.

- А как же ты?

- Я не сплю. – Эдвард улыбнулся. – Буду глядеть в небо и ждать рассвета.

- Лучше останься тут, - посоветовала я. – На эти доски смотреть-то страшно, не то, что ходить. Садись, места хватает.

- Хорошо, - согласился он.

Глаза у меня почти совсем закрылись, поэтому я только почувствовала, как прогнулась под тяжестью его тела кровать.


--------------------
У д'Артаньяна кончились деньги, улицы, у д'Артаньяна кризис прожитых лет,

На подоконнике комнаты квохчет курица, и не осталось искренних на земле...


(с) Габриэль ака Кэп
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
24.9.2010, 17:13
#57


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



Спасибо Lupa. История трогательная и очень добрая :). Жду продолжения.............


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Tigra_Linus_Todd
25.9.2010, 1:12
#58


Знаток
****

Модераторы
606
4.9.2010
Владимирская область
84177



Lupa, спасибо! Как и предыдущие части, последние две прочитала не отрываясь. Эдвард вызывает сильную симпатию и острое сочувсвтие. И сюжет очень интригующий


--------------------
welcome to the grave! Sweeney's waiting... "Sweenеy Todd"
У меня всегда есть план! "Бенджамин Лайнус"
Praemonitus praemonitus - Кто предупрежден, тот вооружен *Капитан Блад*
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оса
25.9.2010, 1:15
#59


Знаток
****

Пользователи
721
13.12.2007
Львов, Украина
9178



Жду продолжения))) Вот с этого момента...А нет, стоп... Осталась одна часть до того момента, как я уже ничего не знаю..))


--------------------
- Если тебе плюют в спину - радуйся, ты впереди. (с) Конфуций

- Мы не овцы! (с)

- "История небыкновенного человека.
Эдвард был здесь.
Его история тронет вас — хотя он сам и не смог бы."(с) /Слоган фильма/



Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Alli
25.9.2010, 3:26
#60


Продвинутый
*****

Пользователи
1053
29.5.2010
Россия
83561



История мне очень понравилась :). Lupa! жду ее продолжение, мне очень нравится как ты пишешь, читается легко и все очень интересно написано про Эдварда и Габриэллу, как они тепло общались. Габриэлла играла на гитаре, а Эдвард сидел рядом и смотрел на фонарик, в который бились ночные мотыльки, хотевшие пробится к свету свитящегося фонарика в ночи.


--------------------
Тот кто любит, тот любит всегда. Ваша Alli!!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

5 V  < 1 2 3 4 5 >
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
()

 

: · ·

· · ·

: 2.10.2022, 15:06
Яндекс.Метрика